Лекция 7. Социальное развитие и социальные изменения.    Социальные последствия информатизации общества.

 

Тематика социальных изменений является важным разделом социологии как науки, и его значимость повышается в связи с необходимостью осмысления сложных процессов переходного периода в России, а также изменений в мировом сообществе.

Прежде всего, необходимо разграничивать понятия «социальное изменение» и «социальное развитие». Первое понятие имеет более широкое смысловое содержание, в котором не фиксируется направленность изменений (в сторону улучшения, усложнения или усовершенствования), а лишь констатируется сам факт перемен. И, действительно, существует множество изменений, к которым сложно применить какую-либо оценочную характеристику, например: возникновение, становление, исчезновение, переходный период и т.п. В свою очередь развитие – это всегда позитивные перемены, то есть изменения улучшающие состояние социального объекта. 

К социальным изменениям относят изменения: социальных систем, социальных общностей, социальных процессов, институтов, организаций и их взаимодействий.

Социальные изменения могут быть классифицированы – в зависимости от того, по какому из признаков они происходят: 

1. Структурные социальные изменения – это изменения в структуре семьи (моногамная, полигамная), социальной общности (класс, нация, территориальная, профессиональная, малая группа), социального института (наука, религия, образование, государство), различных социальных организаций (трудовых, общественных).

2. Функциональные социальные изменения, т.е. изменения функций в различных социальных системах (институтах, организациях, общностях).

3. Изменения в социальных процессах. Они могут затрагивать систему социальных взаимодействий и взаимоотношений различных общностей, институтов, организаций, отдельных личностей, а также многообразных отношений: солидарности, напряженности, конфликта, равноправия и подчиненности.

4. Мотивационные социальные изменения (в коллективной или индивидуальной деятельности, поведении), определяемые интересами, потребностями, мотивациями индивидов, социальных общностей, групп.

Очевидно, что все вышеперечисленные изменения между собой тесно переплетены, и социологам хорошо известен тот факт, что при анализе реальной ситуации бывает трудно разграничить сами виды изменений.

Социальные изменения могут также классифицироваться по своему характеру, внутренней структуре и степени влияния на общество. Здесь выделяют: эволюционные, революционные, а также циклические изменения.

К эволюционным относят изменения, которые происходят в социальных системах постепенно и сопровождаются устойчивым изменением каких-либо ее качеств – вне зависимости от того, осуществляются ли они стихийно или сознательно, а также будут ли они иметь восходящую или нисходящую направленность.

Эволюционные социальные изменения не следует рассматривать исключительно в духе эволюционизма XIX века – как универсальную, линейную последовательность изменений восходящей направленности, и относящуюся ко всему социальному организму. Разнонаправленные эволюционные изменения и с разной интенсивностью могут происходить одновременно, в том числе, в рамках одного объекта. Это обычно осуществляется как процесс накопления каких-то новых элементов и свойств, за которыми наступают постепенные изменения – структуры, функций, процессов и т.п.

Революционные изменения отличаются от эволюционных своей радикальностью, гораздо меньшей частотой и, как правило, насильственным способом осуществления. Они предполагают коренную ломку социального объекта или процесса, и также имеют право на существование (по крайней мере, в научном понимании).

Циклические социальные изменения, которым в научной литературе последних лет уделяется все большее внимание, это наиболее сложная форма социальных изменений, поскольку в нее включены, как революционные, так и эволюционные изменения, их восходящая и нисходящая направленность. Сам цикл представляет собой ряд последовательных изменений (а не единичный акт), где его конечная точка повторяет первоначальную – но уже на другом уровне и в других условиях.

Цикличность, присущую изменениям социальных общностей, организаций, институтов и даже обществ в целом, фиксируют социологи различных направлений; при этом могут выделяться такие стадии, как: рост, расцвет, кризис и увядание. Периоды циклов могут составлять от одного сезона (менее года) до многих веков. А это означает, что в каждый конкретный момент истории имеет место сосуществование различных социальных объектов, процессов и явлений, находящихся на разных ступенях развития своего цикла, что уже предопределяет взаимные несоответствия и служит источником многих противоречий и конфликтов.

Самым наглядным примером циклического характера социальных изменений может служить смена поколений, каждое из которых формируется и осуществляет свой жизненный цикл в специфических социальных условиях. Промежуток времени этого «поколенческого» цикла определяется как средняя величина продолжительности жизни; за последнее столетие в развитых странах Европы она выросла с отметки в 35-40 до 70 лет.

В качестве источников социальных изменений могут выступать весьма многообразные факторы: экономические, политические и даже изменения в самой социальной сфере, появляющихся, как в результате взаимодействия между различными социальными системами, так и внутри них. Накопленный социологией эмпирический материал позволяет утверждать, что причины изменений могут быть весьма сложными и подчас с трудом поддаваться строгому объяснению с точки зрения детерминации.

При использовании понятия социальное развитие определяют качественную характеристику направленности социальных изменений – в сторону усложнения, усовершенствования, улучшения. В социологической мысли, в процессе ее развития, произошло выделение двух противоположных точек зрения на проблему социального развития, прогресса в истории общества. Одна из них выражает оптимистический взгляд в светлое будущее, уверенность в неизбежности прогресса, утверждает, что он не остановим и необратим (колесо истории не повернуть вспять).

Другая же – противоположная точка зрения, базируется на отрицании самой возможности научной постановки вопроса о социальном прогрессе – язык науки не позволяет говорить о более высоком качестве одних форм социальной жизни над другими (т.е. проблема прогресса, как субъективное понятие, должна быть вынесена за пределы научных изысканий).

Это понятие, действительно, несет в себе ценностный смысл, оценочное утверждение, что, в свою очередь, приводит к дополнительному размежеванию ученых: на тех, кто считает уместным их использование в социологии (и даже необходимым – из соображений сохранения гуманистической направленности этой науки), и тех, кто категорически их отвергает, в стремлениях избегать в науке субъективистских пристрастий.

С одной стороны, конечно, трудно отрицать наличие таких показателей усовершенствования социальной жизни, как улучшение условий труда, обретение личностью больших социальных и политических прав, усложнения ставящихся перед человечеством задач и одновременно появляющихся больших возможностей их разрешения – хотя бы с помощью технических средств. Происходит развитие науки и усовершенствование образовательных процессов. Но с другой стороны, существует серьезная опасность впасть в эйфорию от безоговорочного восприятия самого факта прогресса, при отсутствии возможности отыскать универсальное и научно-обоснованное его определение.

Социальный прогресс имеет весьма противоречивый характер, в котором происходит одновременное развитие одних объектов, процессов, явлений и деградация – других. К тому же не все сферы социальной жизни поддаются качественному ранжированию. В отношении науки, техники и технологий говорить о существовании прогрессивного развития вполне правомерно. Но как применить понятие прогресса к искусству? Да, оно постоянно изменяется, но можно ли проводить подобное сравнение произведений искусств различных эпох?

Помимо прогресса в социологии рассматривается и такое явление как регресс (реально существующее и противоположное ему по своей направленности), где изменения происходят от высшего к низшему, от сложного к простому, т.е. идет понижение уровня организации, ослабление и даже затухание функций. Могут иметь место и так называемые тупиковые линии развития, приводящие к гибели тех или иных социокультурных форм. В истории известны случаи гибели целых цивилизаций, что послужило основанием для формулирования рядом теоретиков (Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби) теорий круговорота истории.

В принципе, критерии социального прогресса должны иметь гуманистическую направленность, ориентацию на самого человека, на улучшение условий его жизнедеятельности в соответствии с его же интересами и потребностями. И вектор развития должен задаваться «снизу», а «сверху» осуществляться лишь регулирование социальной жизни в области взаимоувязывания этих интересов и потребностей. 

Изобретение компьютера, развитие компьютерных сетей, интерактивных средств связи являются значимыми достижениями научно-технического прогресса. Уже достаточно обратить внимание на тот факт, что появляются невиданные доселе возможности соединять воедино информационные и коммуникативные функции. Но, учитывая быстрое распространение информатизации и оказываемое ею серьезное влияние на все сферы общественной жизни, необходимо анализировать социальные последствия процесса информатизации.

Информационные технологии открывают огромные горизонты для приобщения к системе знаний, почти безграничные возможности коммуникаций. Но при этом они, фактически, способствую стиранию всяческих границ: географических, геополитических, социокультурных и др. И именно на этом аспекте необходимо сосредоточить внимание социологии.

Уже сегодня человечество сталкивается с серьезными и многочисленными проблемами упорядочения взаимодействия через компьютерные сети. Прежде всего, актуализируется создание единого правового пространства, законодательной базы, правовых норм. Одной из часто обсуждаемых проблем является защита авторских прав на интеллектуальную собственность, распространяемую по информационным сетям. Но этим не исчерпывается проблема правового урегулирования взаимодействия в компьютерных сетях. В частности, в INTERNET наблюдается практически полное отсутствие какой бы то ни было цензуры, что означает обеспечение уникальной и доселе невиданной возможности осуществлять любую криминальную деятельность.

Неуправляемый INTERNET несет в себе и иные довольно серьезные угрозы обществу и личности. Здесь «нашли приют» разного рода экстремистские организации, подлежащие запрету в демократических странах. «Расцвели махрово» сектантство, мистическое и изотерическое проповедничество, магия, шаманство, целительство, способствующие социальной дезаптации личности, если не разрушению его психики.

INTERNET представляет серьезную опасность и для личности, причем наиболее губителен он для неустойчивой детской психики, и о чем сегодня буквально кричат многочисленные публикации (педагогов, психологов). Он погружает человека в ирреальный (виртуальный) мир, в котором, например, возможно вернуться на исходную точку и начать все сначала. Вместо прямых требований и ограничений реального мира виртуальный мир приглашает в удивительные путешествия, используя при этом методы завлечения. Он помогает снимать человеку напряжения и стрессы, уходить от насущных проблем, требующих незамедлительного разрешения (своего рода наркотик), позволяет реализовать потребности и желания, которые в реальной жизни потребуют напряжения духовных и физических сил.

В компьютерных сетях уже сегодня имеются уникальные возможности для осуществления манипулирования общественным сознанием, Также необходимо понимать, что в INTERNET пользователь не только получает возможность доступа к различным информационным серверам этой сети, но и создает канал для доступа к своему компьютеру. А новые компьютерные технологии могут порождать и новые формы социального контроля, которые не обязательно будут носить прямой характер.

Серьезнейшее влияние создание единой глобальной информационной сети  окажет на экономику, политику каждой страны – в сторону их универсализации. Под натиском растущей информатизации будет происходить насильственное стирание социального, национально-культурного многообразия. Наступит эпоха насильственного изменения всей общественной жизни.