Лекция 3. Социальное неравенство и социальная стратификация общества. Социальная мобильность.

 

Неравенство – характерная черта любого общества. В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Антропологи утверждают, что неравенство существовало уже в примитивных обществах и определялось ловкостью и силой, смелостью или религиозной осведомленностью и т.д. Неравенство  порождается даже естественными различиями между людьми, но наиболее глубоко оно проявляется как следствие социальных факторов. В итоге одни обладают большими возможностями, чем другие.

Устойчивое воспроизводство социального неравенства и причины его существования находят отражения в различных теориях социального неравенства. Марксизм находит объяснение прежде всего в неравном отношении к средствам производства, к собственности, что порождает и другие формы неравенства. Функционализм дает трактовку на основе дифференциации функций, которые выполняют различные группы в обществе. Значимостью функций определяются соответственно место и роль той или иной личности и группы, их положение в обществе. Русский философ Н. Бердяев считал неравенство одной из фундаментальных характеристик жизни, отмечая, что всякий жизненный строй иерархичен и имеет свою аристократию. Э. Дюркгейм в работе «О разделении общественного труда» объяснил неравенство тем, что различные виды деятельности по-разному оцениваются в обществе. Соответственно они образовывают определенную иерархию. Кроме того, сами люди обладают разной мерой таланта и умения. Общество должно позаботиться о том, чтобы самые способные и компетентные выполняли бы наиболее важные функции.

Анализ вертикального расслоения общества находит отражение в теории стратификации. Само слово «стратификация» заимствовано у геологов. В английском языке его стали понимать как пласт, формацию (в геологии), слой общества (в обществознании); страта (стратификация) – деление на общественные слои («пласты»). Данное понятие достаточно точно передает содержание социальной дифференциации и подразумевает, что социальные группы выстраиваются в социальном пространстве в иерархически организованный вертикально последовательный ряд по какому-либо измерению неравенства.                                                                                              

Основа современного подхода к изучению социальной стратификации заложена была Максом Вебером, который рассматривал социальную структуру общества, как многомерную систему, в которой наряду с классами и отношениями собственности важное место принадлежит статусу и власти.

Американский социолог Т. Парсонс подчеркивает, что социальная иерархичность обусловлена господствующими в обществе культурными стандартами и ценностями. Поэтому в разных обществах со сменой эпох менялись критерии, определяющие статус личности или группы.

Если в примитивных обществах ценились сила и ловкость, то в средневековой Европе был высок статус духовенства и аристократии, ибо даже обедневший представитель знатного рода был более уважаем в обществе, чем богатый купец.

В буржуазном обществе статус человека стал определяться наличием капитала и именно он открывал путь наверх по социальной лестнице. Напротив, в советском обществе богатство приходилось скрывать, в то же время принадлежность к коммунистической партии открывала дорогу к карьере.

Социальную стратификацию можно определить как структурированную систему социального неравенства, в которой индивиды и социальные группы ранжированы в соответствии с занимаемым в обществе социальным статусом.

Питирим Сорокин является классическим для западной социологии автором по проблемам стратификации и мобильности. Он дает классическое определение понятия социальной стратификации в своей работе «Социальная стратификация и мобильность»: «Социальная стратификация – это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев.  Ее основа и сущность – в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества».  (П. Сорокин . Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, с. 302).

Из многообразия социальной стратификации Сорокин выделяет только три основные формы: имущественное неравенство порождает экономическую дифференциацию, неравенство в обладании властью свидетельствует о политической дифференциации, разделение по роду деятельности, различающейся уровнем престижа, дает основание говорить о профессиональной дифференциации.

Согласно Сорокину, социальная мобильность есть естественное и нормальное состояние общества. Она подразумевает не только социальные перемещения индивидов, групп, но и социальных объектов (ценности), то есть всего того, что создано или модифицировано в процессе человеческой деятельности. Горизонтальная мобильность предполагает переход из одной социальной группы в другую, расположенных на одном и том же уровне общественной стратификации. Под вертикальной мобильностью он подразумевает перемещение индивида из одного пласта в другой, причем в зависимости от направления самого перемещения можно говорить о двух типах вертикальной мобильности: восходящей и нисходящей, т.е. о социальном подъеме и социальном спуске.

Вертикальную мобильность, по мнению Сорокина, должно рассматривать в трех аспектах, соответствующих трем формам социальной стратификации, - как внутрипрофессиональную или межпрофессиональную циркуляцию, политические перемещения и продвижения по «экономической лестнице». Основным препятствием для социальной мобильности в стратифицированных обществах является наличие специфических «сит», которые как бы просеивают индивидов, предоставляя возможность одним перемещаться вверх, тормозя продвижение других. Это «сито» и есть механизм социального тестирования, отбора и распределения индивидов по социальным стратам. Они, как правило, совпадают с основными каналами вертикальной мобильности, т.е. школой, армией, церковью, профессиональными, экономическими и политическими организациями. На основе  богатого эмпирического материала Сорокин делает вывод, что в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределение осуществляется не по воле случая, а носят характер необходимости и строго контролируется разнообразными институтами.

На протяжении многих десятилетий ведется спор между стратификационным подходом к анализу социальной дифференциации общества, выдвинутым М. Вебером, и классовым анализом марксистской традиции. Именно К. Маркс и М. Вебер положили начало двум основным видениям социального неравенства, в основе которого три критерия:

·        богатство или имущественное неравенство;

·        престиж;

·        власть.

Один и тот же человек или группа, особенно в периоды глубоких социальных перемен могут занимать различные места на этих трех параллелях.

Различные мыслители по-разному подходили к рассмотрению социально-классовой структуры общества. Марксистская социология внесла свой вклад в изучение понятия социальной структуры класса. Класс понимают в двух смыслах – широком и узком.

В широком значении под классом понимают большую социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода.

В узком значении класс – любая социальная страта в современном обществе, отличающаяся от других доходом, образованием, властью и престижем. Вторая точка зрения преобладает в зарубежной социологии и начинает разделяться отечественной. В современном обществе выделяют не два противоположных, а несколько переходящих друг в друга страт, называемых классами. Согласно узкой трактовке, классов не было ни при рабовладении, ни при феодализме. Они появились только при капитализме и знаменуют собой переход от закрытого к открытому обществу.

В закрытых кастовых и сословных обществах полностью запрещены или существенно ограничены социальные перемещения из низших страт в высшие. В открытых обществах  перемещения из одной страты в другую официально никак не ограничены.

Социально стратифицированное общество с его многочисленными слоями  условно можно представить в виде вертикальной структуры с тремя уровнями-классами: высший, средний и низший.

Высший класс обычно составляет небольшой процент населения (не более 10%). Его также условно можно подразделить на высший высший класс (наиболее богатые, знатного происхождения) и высший класс (богатые, но не выходцы из аристократии). Его роль в жизни общества неоднозначна. С одной стороны, он владеет мощными средствами влияния на политическую власть. С другой – его интересы, главными из которых являются сохранение и приумножение накопленной собственности, постоянно сталкиваются с интересами остальной части общества. Не обладая при этом достаточной численностью, высший класс не является гарантом устойчивости и стабильности общества.

По всеобщему признанию социологов, подтверждаемому жизнью, центральное место в социальной структуре современного общества занимает средний класс. Практически во всех развитых странах доля среднего класса составляет 55-60%. В странах, где по разным причинам не оформился средний класс, налицо социально-экономическая и политическая нестабильность, значительно затруднен процесс модернизации общества.

Можно выделить основные признаки принадлежности к среднему классу:

·        наличие собственности в виде накопленного имущества или существующего как источник дохода;

·        высокий уровень образования (высшее или среднее специальное) , что характеризуется как интеллектуальная собственность;

·        доход, размер которого колеблется вокруг среднего по стране;

·        профессиональная деятельность, имеющая достаточно высокий престиж в обществе.

В низшей части социальной лестницы находится низший класс – те категории населения, которые не владеют собственностью, заняты низкоквалифицированным трудом с доходом, определяющим их положение на грани бедности или ниже. Сюда же относятся группы, не имеющие постоянного заработка, безработные, деклассированные элементы.

Само положение этих слоев определяет их позиции как неустойчивые. Обычно именно эти слои становятся социальной базой партий радикального и экстремистского толка.

Согласно принятой академиком Т.И. Заславской гипотезе, российское общество состоит из четырех социальных слоев: верхнего, среднего, базового и нижнего, а также десоциализированного «социального дна». Верхний слой – реально правящий слой, выступающий в роли основного субъекта реформ.

К нему относятся элитные и субэлитные группы, занимающие наиболее важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Их объединяет факт нахождения у власти и возможность оказывать прямое влияние на процесс реформ.

Средний слой является зародышем «среднего слоя» в западном понимании этого термина. Российское большинство его представителей не обладают ни обеспечивающим личную независимость капиталом, ни уровнем профессионализма, ни высоким социальным престижем. К тому же пока этот слой слишком малочислен, чтобы служить гарантом социальной стабильности. Однако средний класс в России может сформироваться на основе социальных групп, сегодня образующих соответствующий протослой. Это мелкие предприниматели, полупредприниматели, менеджмент средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, старшие офицеры, наиболее квалифицированные и дееспособные специалисты и рабочие.

Базовый социальный слой очень велик. Его удельный вес – более двух третей российского общества. Это – основная часть интеллигенции (специалистов), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, работники массовых профессий, большая часть крестьянства. При всем своем различии в менталитете, социальном статусе, интересах и поведении роль этих групп заключается в приспособлении к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус.

Для представителей нижнего слоя характерен низкий деятельностный потенциал и неспособность адаптироваться к жестким социально-экономическим условиям переходного периода. Это не слишком здоровые и сильные люди пожилого возраста, безработные, беженцы, вынужденные мигранты из районов межнациональных конфликтов. Сюда можно отнести маргиналов – людей, утративших свой привычный социокультурный мир, но не сумевших воспринять нормы и ценности новой группы и оказавшихся на грани двух культур. Массовая маргинальность (при нисходящей мобильности) характерна для крутых переломов истории и порождает серьезные социальные проблемы.

Отличительными чертами нижнего слоя являются очень низкий личный и семейный доход, низкий уровень образования, тяжелый неквалифицированный труд и отсутствие постоянной работы.

Главной характеристикой социального дна служит изолированность от институтов большого общества, компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда замкнутость социальных связей рамками самого слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. В основном  это преступные элементы – воры, бандиты, торговцы наркотиками, содержатели притонов, крупные и мелкие жулики, наемные убийцы, а также деклассированные элементы – алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи и т. д.

В современном российском обществе продолжает развиваться социальная поляризация, в основе которой лежит имущественное расслоение. Неадекватно развивающийся процесс стратификации несет в себе угрозу стабильности общества. Необходимо, используя выражение Т. Парсонса, «внешнее вторжение» власти в формирующуюся систему рационального размещения социальных позиций со всеми вытекающими последствиями, когда естественный профиль стратификации станет залогом и устойчивости и прогрессивного развития общества.